Подмененный возвращенец

Бывает, какое-нибудь совершенно заурядное высказывание, уловленное буквально «воздушно-капельным путем», вдруг приносит серьезную информацию к размышлениям.

Например, не так давно по чистой случайности обнаружилась старая – от 11 сентября минувшего года – колонка Ульяны, прошу прощенья, Скойбеды в ее родной «Комсомолке».

«...Кровь и опасность. Я боюсь, я не хочу это принимать. Проблема в том, что СССР вернулся – или возвращается к нам самой тяжелой и темной своей стороной. Нищета, холодная война, изоляция. Гробы в наших домах – не из Афганистана, так с Донбасса, невелика разница. Эмиграция высокотворческой интеллигенции, про которую только и хочешь сказать, что крысы бегут с корабля».

В общем – «сгущается тьма».

Да-да, та самая особа, что в начале десятых подзуживала публику против бездомных собак в заметке «Суд Линча над лающими тварями»; два года назад мечтала вслух наделать красивых абажуров из косоглазенького политика Лени Гозмана заодно со всей его компашкой национал-предателей, а прошлой весной захлебнулась розовыми соплями: вот, дескать, мы и дома, СССР воспрял аки пенис из пипла – здравствуй, любимая Родина, как же скучала-то я по тебе! Счастье не в колбасе, будем всем русским миром штопать рваные колготки, зато лопать не одну пустоту, но и глубину, и высоту! «И пусть Россию исключили из Большой Восьмерки: грустно, но именно так, в изоляции, всегда и жил СССР».

А тут вдруг у нее – такое, под чем подписался бы без оговорок самый отъявленный либераст-русофоб. Спрашивается, откуда?

Ведь в начале прошлой осени еще и цены на колбасу с колготками не успели рвануть ввысь, словно этот самый, проклятьем заклейменный. И буквально на днях возвращенец с того света лихо брякнул стариной, умыв кровью вражину в Иловайске...

Похоже, сентиментальную догхантрессу осенила, что называется, на ровном месте некая неординарная мысль? Может быть даже, она, как те твари, совсем уже всё поняла нижним («телесного низа») чутьем, да сказать не умеет, лишь жалобно поскуливает вместо прежнего звонкого тявканья?

Через недолгое время будто прямо на ульянино горе откликнулась фейсбучным эхом сестрица по разуму, некто Аглая Топорова. Вопрос поставила ребром:

«Где, когда и у кого от разнообразия и качества еды зависели интеллектуальная жизнь, личное счастье, любовь, творчество и т.д.?.. Психолог и философ Виктор Франкл, прошедший концлагеря, писал, что человек умирает не от голода, а от отсутствия надежды. Надежду на что потеряли люди, плачущие теперь над куском сыра в супермаркете?»

А вот на что. Совсем скоро национальный лидер, настоящий мужик и спаситель России, лучше коего в целом мире один лишь Никто, взойдет на трибуну мавзолея в окружении немногочисленных товарищей по призванию. Тогда, наверное, многие осознают заново, лишний раз убедившись своими глазами, что такое подлинная изоляция без оглядок на дурацкий сыр и «поправки Джексона посредством веника».

Ведь этого ульяны с аглаями не видали никогда – в том числе (и даже), пока бегали в штопаных колготках по нерушимому Союзу. Всегда в нем существовала идея некоего «прогрессивного человечества», состоящего из «людей доброй воли», которые не хотят войны и, само собой, питают братские чувства к родине всех трудящихся. Пускай эти чувства, особенно у приневоленных соцлагерем соузников, были на девять десятых пропагандистским фейком, – но простому советскому человеку они дарили вполне реальное ощущение психологического комфорта от собственной значимости, включенности в жизнь планеты. Мир – дружба – жвачка!

Теперь ничего этого больше не будет. Куда там, когда кругом остались лишь гейропа и пиндосы вместе с русофобствующими укрофашистами (именно теми, между прочим, людьми, кого русские еще пару лет назад, согласно самым традиционным и самым наивным вопросам-ответам в социологических выборках, охотнее всех иных принимали в соседи и в семью). Плюс кое-какие, выцветшие от неумеренного употребления клоны «индейца Джо» aka Леонард Пелтиер и хронически умирающего от безработицы доктора Хайдера.

Единственные хоть где-нибудь что-то значащие партнеры – вот они, все на одной трибуне. Соответственно, и ощущения серьезно омрачены.

Что ж, по крайней мере в этом смысле Путину в последовательности не откажешь. Неважно, что с фашизмом деды третьего мира если и воевали, то скорей весьма «гибридно» из-за неизбежных трудностей в логистике. Более того, многие ветераны тамошнего замеса очень даже сильно уважали Адольфа Алоизыча в душе, а порой и открыто. Им-то на самом деле с кем было охота сразиться? С империалистами-колониалистами за право воротить, что хошь, на своем суверенном огороде. Либо, на худой конец, против глобальной гегемонии и санкций мирового сообщества.

Так ведь и русскому миру, получается, охота ровно того же самого. А больше ничего.

...Камера удаляется, панорамируя торговый зал супермаркета «Дамское несчастье». Под звуки рыданий над кусочком ссохшегося дерьма.

7458

Ещё от автора