Алаверды вождей

Может ли сразу целый народ быть «не народным»?

Да запросто – считало и продолжает считать множество отечественных специалистов, от покойного историка Льва Гумилева до ныне здравствующего политолога Алексея Кивы.

Первый разработал теорию «антисистемы», согласно которой «этнос может при столкновении с другим этносом образовать химеру и тем самым вступить в “полосу свободы”, возникает определенный поведенческий синдром, сопровождаемый потребностью уничтожать природу и культуру». После чего интервенты, «проникая в чуждую им этническую среду, начинают ее деформировать. Не имея возможности вести полноценную жизнь в непривычном для них ландшафте, пришельцы начинают относиться к нему потребительски. Проще говоря – жить за его счет. Устанавливая свою систему взаимоотношений, они принудительно навязывают ее аборигенам и практически превращают их в угнетаемое большинство».

Второй в самом конце 1990-х лапидарно подвел жирную черту под последней попыткой российских реформ:

Наша интеллигенция, не побоюсь резких слов, совершила предательство по отношению к народу, в большинстве своем заняв правые позиции. Порвав с традицией русской интеллигенции бороться за интересы народа, нынешнее поколение “западников” взяло за образец для подражания американский образ жизни: идею свободы, суверенности личности». Вместо неизменно чтимых всею Русью и «никогда не бывших в почете» в США «равенства, духовности, народности и особой роли государства в огромной по территории и разнообразной по населению стране.

Ясно же, в Америке духовности, тем паче равенства не бывало никогда. Да и вообще страна кое-какая – мелкая и узкая, кругом все одинаковы до тоски зеленой. А уж об особой роли родненького государства там и заикаться не приходится...

Короче, совершенно антинародный народишко у них. Как, к слову, и другая нация – евреи, с которыми американцев в подобных представлениях сплошь и рядом смешивают до степени неразличимости.

Впрочем, песенка эта не о казенно-патриотических теориях ученых мужей Эрефии, а о практике ее выдающихся государственных деятелей. Конкретно о кампании по уничтожению продовольствия.

Но как так, разве о ней что-то еще не сказано?

По-моему, вот что: о некоторых примечательных особенностях географического распространения огненно-бульдозерных безобразий.

Просмотрев последние сводки с полей «битвы против урожая», я насчитал около дюжины успевших худо-бедно встать на поток реперных точек в пространстве от Ростовской до Ленинградской области и от Калининграда до Алтая. То есть давят и жгут во всех случаях регионы с полностью или преимущественно русским населением.

Но разве нет таможни, скажем, дагестанской или чеченской? (О трудовых успехах последней как будто даже читал однажды на каком-то официальном сайте.) И туда не может пробраться «забаненная» продукция практически с любой стороны света?

Товарищ Ткачев, конечно, вошел в историю славным олимпиоником; но что будет, если... Что говорите – не стоит лишний раз давать волю пустым фантазиям? Вот и я о том же.

В следующий момент сделалось любопытно: а как справляются с важнейшей государственной задачей в других, более «смиренных», но тоже нерусских краях?

А вот как: в Татарстане, например, сегодня вылеживаются на складе четыре-пять мешков – под два центнера запретных плодов из Польши. Суд не спешит приступить к рассмотрению административного дела, да и неизвестно, чем кончится оно: яблоки-то нашли еще до указа о всесожжении. Ни капли, ни крошки иного «харама», как уверяет республиканское управление Россельхознадзора устами своего руководителя, не обнаруживалось уже целый год.

Евгению Иванову буквально вторит пресс-секретарь татарстанской таможни Валентина Скарлухина: «Через нас высокотехнологичное оборудование в основном идет». Но если вдруг чего, то выполнить приказ всегда готовы! Только ни в коем случае не под свою ответственность, потому как сама таможня, оказывается, «имеет опыт в уничтожении» лишь жевательного табака, которого нельзя ввозить больше четверти килограмма.

В третьем из задействованных в кампании ведомств, местном Роспотребнадзоре, просто разводят руками: мол, нам и добавить нечего.

Между тем сити-менеджер Набережных Челнов Наиль Магдеев осмелился публично – на брифинге назвать уничтожение пищи «небогоугодным делом». Он, конечно, не первый человек в республике, но и не самый последний. К тому же явно не православный, заметьте.

* * *

Похоже, лишь в местах обитания «государствообразующего народа» чиновники всё скачут и скачут в административном раже; продукты горят и горят...

Какой интерес в этом имеет бывший начальник Кубани, ясно более-менее.

А Путин, думаю, просто решил отойти на минуточку в потустороннее застолье, где всё никак не смолкнет знаменитый тост вождя о долготерпении. Передать от своего стола алаверды «руководящему, самому талантливому...»

Я б еще добавил: самому антинародному народу из всех.

6377

Ещё от автора