Как украинский слесарь лингвиста русскому учил

Друзья и недруги. Хочу вам открыть один небольшой, но наповал сражающий секрет. Язык, любой живой язык, сложнее, чем вы думаете. Сложен и русский. У нас есть «немцы», хотя живут они почему-то в Германии. Есть «ватрушка», которая совсем не с ватой, а с творогом. Есть, наконец, «цыгане» — эти вообще непонятно, почему через Ы. У нас говорят [лук], [сток], но [бох]. Все потому, что русский язык сложнее учебника для восьмиклассников. И если вы думаете, что на филфаках все пять лет изучают один лишь справочник Розенталя, то вы ошибаетесь.

Люди, которые знают, с какими предлогами склонять слово «Украина», а, главное, почему именно с ними, изучали старославянский, древнерусский, историческую грамматику русского литературного языка, диалектологию, ономастику, историю, наконец, а также другие славянские языки (минимум один). Они знают, почему нужно говорить «на Псковщине» и «на Украине». Знают историю узусной практики данного слова. Знают, что современные правила склонения названий государств не распространяются на Украину потому, что само название территории появилось в языковой практике русских едва ли не раньше, чем названия остальных известных нам государств. И знают, что такая узусная практика не искореняется сиюминутно.

Филологи знают, наконец, что означает само слово «краина». Что раньше именно так называлась как раз страна, а не территория. Что украинский, польский языки сохранили и древнее, и современное употребление этого слова с предлогами «на», «до», «к». Do polskiej krainy — поют до сих пор в небезызвестной польской песне. А само слово kraj означает «государство». Кстати, пусть украинцы вспомнят, что означает это слово в их языке. А потом пускай ответят, откуда у них взялся имперскийский комплекс, который заставляет их в названии собственной страны слышать лишь «окраину». Почему я не слышу, а они слышат? Может, потому , что я все-таки сначала прослушала курсы всех этих древнерусских и исторической грамматики?

Но почему тогда со мной и тысячами куда более образованных людей спорят? Почему какой-нибудь инженер или зоолог считает, что знает историю и теорию русского языка лучше лингвистов, даже если зоолог этот — украинец? Непонятно.

Мне также непонятно, почему приличные с виду люди не стыдятся заявлять, будто по вопросам грамматики у них есть личное мнение. «Извините, Анастасия, но я считаю, что вы не правы». Хммм... а по таблице умножения или двигателю внутреннего сгорания у вас своего мнения случайно нет?

Разумеется, и в лингвистике есть споры. Даже в орфографии. Но ведут их ведут ученые, конкретно — лингвисты, причем ведут по очень ограниченному кругу вопросов. Лингвисты, поним? Не зоологи. Заявлять, будто у вас по вопросам грамматики есть свое мнение, это дурной тон. Утверждать, будто вы, завершив знакомство с правилами русского языка в десятом классе, понимаете в них больше, чем целые институты русского языка, это тон запредельный. Я, допустим, не вижу ни одного повода уважать такого самоуверенного человека. Автослесаря, например, или бортмеханика. И бортмеханик имел бы полное право меня не уважать, полезь я во время полета чинить самолет.

Язык сложен. Только выдающиеся лингвисты получают о его природе и истории сколько-нибудь серьезное представление. Обычный выпускник филфака знает о языке чуть больше его рядовых носителей. Сами носители, как уже проверено, о родном языке не знают почти ничего. И уж тем более ничего не знают о нем иностранцы.

Почему украинцы, которые по-русски с ошибками пишут, вдруг взялись обучать нас нашему языку? Заметьте, никто не диктует украинцам, как они должны склонять название собственной страны. Никто! Ни разу не встречала я, чтобы в России ставили вопрос об украинской грамматике.

Самые необразованные украинские телеманы, наслушавшись своих псевдолингвистов, утверждают, будто их язык породил все славянские, в том числе русский, и поэтому теперь они, украинцы, учат нас на правах носителей истинного языка.

Но в мифе о древности украинского есть только миф. Правда в том, что русский и украинский развивались параллельно, только русский развиваося быстро, а украинский — очень медленно и поэтому ближе к старославянскому. Украинский язык не древний, а консервативный и архаичный.

Вы знаете, что по большинству существенных признаков к праиндоевропейскому языку из ныне живых наиболее близок литовский? Значит ли это, что литовцы имеют право учить нас всех говорить? В том числе, кстати, и украинцев с их Украиной.

Прекратите стыдить себя в глазах более или менее образованных людей. Оно, конечно, приятно спеться в едином порыве с миллионами воинствующих продавцов и слесарей. Может быть, они даже зауважают вас за твердость позиции и знание учебника русского языка за восьмой класс. Но ведь те единицы образованных по праву продолжат над вами смеяться. Неужели вам все равно?

8800

Ещё от автора