Курение. Кто лоббирует борьбу с лоббистами

К вопросу о публикациях в Ъ статей Дмитрия Косырева, который решил рассказать нам, что в охоте на курильщиков есть свои заинтересованные лица.

Вчера прочитала рекомендованную Косыревым книгу о заказе антитабачной истерии мед- и фармкорпорациями.

Радует, что у нас начали поднимать проблему ухудшения здоровья при отказе от табака. Я бросать всерьез решила, когда заработала астму (на другой ниве). Не курила несколько недель — состояние сильно ухудшилось. Пульмонолог посоветовал вернуться: влияние курения на течение атопической бронхиальной астмы было меньшим, чем влияние на него стресса при отказе от сигарет. Когда бросала курить, падало давление, что вызывало приступы астмы. Из-за давления я в принципе много лет не могла бросить. Полностью отказалась от сигарет только тогда, когда смогла 4-5 раз в неделю ходить в спортзал и столько же раз бегать — нагрузки сдерживали гипотонию. Но до этого пришлось усмирить гормонами астму. Бегать я, кстати, начинала курящей. Большого влияния на выносливость в отказе от курения не заметила. Бросала курить, потому как самой надоело. Курила много, 1,5-2 пачки в сутки порой. Это тяжело. К курильщикам теперь равнодушна, а иногда даже нравится, чтобы при мне курили.

В целом, курение вспоминаю с любовью. Но возвращаться не буду: умеренно курить не смогу, а полторы пачки в день мне не потянуть — годы не те...

Людям, которые по каким-то причинам решают бросить курить, нужно помнить, что отказ от сигарет спровоцирует обострение хронических болезней. Спровоцирует непременно, как и любой другой стресс.

Метаться в поисках места для курения — тоже стресс. В российских городах много свободного места, совершенно непонятно, зачем заставлять людей мучиться в поисках оного.

В американских городах мест еще больше, но курить там решительно негде. Самое мое тяжелое воспоминание о посещении Америки — постоянная нервозность от невозможности закурить...

Так нельзя. И нельзя говорить человеку: а ты брось. Курение не является социально опасной привычкой. Кому-то не нравится запах дыма. Согласна, у них есть право не нюхать дым в ресторанах, кафе, кинотетрах. Но права изгонять курильщиков с улиц у них нет.

Когда я училась, в университете были курилки только для преподавателей. Мы бегали курить на улицу. Перемены 10 минут, в гардеробе очередь. Бегали раздетые. Зимой! В Сибири! Потом стали запрещать курить возле учебных заведений — бегали еще дальше. Нам было за 20 лет, мы были в состоянии сами решить, хотим курить или нет. Решать за нас мы не просили. Я закурила в 19, бросила в 28. Взрослый человек. Я уже могла покупать водку, имела право выйти замуж или записаться служить в горячую точку. А курить, не морозясь при −35, я права не имела.

Антикурильщики часто взывают к проблемам чистоты: дескать, окурки портят наш ландшафт. Но ведь это проблема не курения, а полиции.

Ах, да, еще: никакие запреты на курение не приведут к отказу от оного. Единственная действующая мера — повышение цен на сигареты. Но ее-то у нас как раз неохотно применяют. Как неохотно повышают цены на водку (она даже падает, вроде). Если где-то сигареты дешевле школьных завтраков, значит вся борьба с курением в этой стране — одно сплошное очковтирательство.

Ссылки на статьи Косырева: 1, 2

7364

Ещё от автора